Новости журнала



24 марта 2010 года
МИХАИЛ СЕСЛАВИНСКИЙ В LE FIGARO
В преддверии участия России в 30-м Парижском книжном салоне в приложении «РГ» во французской Le Figaro вышла статья Михаила Сеславинского.
В преддверии участия России в качестве центрального экспонента в 30-м Парижском книжном салоне в приложении «Российской газеты» La Russie d’Aujourd’hui, выходящем в виде ежемесячной вкладки в крупнейшей французской газете Le Figaro, 17 марта опубликована статья Руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаила Сеславинского, посвященная выставке «Рандеву. Русские художники во французском книгоиздании первой половины ХХ века». На сайте публикуется перевод статьи на русский язык: Французским текстам – русские кисти Художники, гонимые революцией, украсили книги межвоенных десятилетий После знаменитых дягилевских сезонов, всколыхнувших моду на всё русское, вторым этапом взаимопроникновения и взаимообогащения двух культур, пожалуй, стало активное участие русских художников во французском книгоиздании в межвоенные десятилетия 1920-1930-х годов. Известный французский книговед Антуан Корон в своей статье «Livre de luxe» в фундаментальном труде «История французского книгоиздания» приводит весьма примечательный график динамики выпуска подобных изданий, из которого следует, что в указанное время количество наименований книг выросло в десятки раз. Сотни представителей русской художественной элиты были вынуждены эмигрировать после Октябрьской революции, спасаясь от разрухи и репрессий. Многие из них, обосновавшись в Париже, нашли работу в книгоиздательской отрасли, во многом обеспечив взлёт иллюстрированной и библиофильской книги в это время. Русские художники в большинстве своём были замечательными графиками, готовыми работать за относительно небольшие гонорары и одновременно помогая привлечь внимание читателей своим модным происхождением. Они с благодарностью воспринимали предложения о работе от издателей, так как не были избалованы материальным достатком на своей второй Родине. Когда я начинаю говорить с французами на эту тему, то многие из них, далёкие от мира книжной графики, оживляются и говорят: - Да-да, как же, помню, как родители читали мне на ночь «Мишку» /«Michka» -именно так, а не дословный перевод/ из серии «Albums du Pere Castor» с рисунками Фёдора Рожанковского! Было удивительно, что из всей плеяды замечательных русских художников, оформивших сотни книг, люди вспоминали именно Рожанковского. Вот, что значит – яркие детские впечатления и живые образы! К слову сказать, Фёдор Рожанковский – действительно прекрасный рисовальщик – выпустил во Франции в 1930-е годы несколько циклов эротических рисунков, весьма откровенного свойства, исполненных очень убедительно. Пожалуй, большинство из корифеев живописи – от Моне до Леже – не смогли бы их сделать на таком высоком профессиональном уровне, ибо для этого надо иметь особые грани таланта. Помимо Рожанковского новое дыхание детским иллюстрированным книгам издательств «Галлимар» и «Фламмарион» в 1930-е годы придали Натан Альтман, Натали Парэн, Иван Билибин, Александра Экстер. За оформление серии из 25-ти детских книг для «Фламмариона» Н. Парэн в 1941 году получила Премию столетия Французской академии художеств. Но самый серьёзный вклад «русские французы» сделали в подлинно библиофильские издания, выпущенные ограниченным тиражом с великолепными гравюрами и литографиями, созданными специально для этих книг. Интерес у французской читающей публики на подобные издания и мода на русский стиль удачно совпали и позволили издателям запустить подобные проекты, не забывая об их коммерческой составляющей. Наверное, около двадцати французских издательств более или менее удачно культивировали это направление книгоиздания в межвоенные десятилетия, но самым ярким примером стала деятельность «Les editions de la Pleida», которое возглавлял эмигрант из России азербайджанского происхождения Жак Шифрин. Вместе с Андре Жидом он перевёл на французский язык ряд классических произведений русской литературы и привлёк для создания иллюстраций к ним ряд русских художников, также оказавшихся в Париже после социалистической революции и гражданской войны у себя на Родине. Так родились издания, считающиеся культовыми уже у многих поколений библиофилов. Это, например, «Пиковая дама» Александра Пушкина, увидевшая свет в 1923 году тиражом 345 экземпляров с великолепными иллюстрациями талантливого художника Василия Шухаева. В 1925 году выходит другой фолиант – пушкинский «Борис Годунов» с самобытными пошуарами этого же художника. Ещё через 4 года в переводе родственника композитора Скрябина – Бориса де Шлёцера /B. De Schloezer/ тиражом 118 нумерованных экземпляров издаются «Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского с фантастическими литографиями Александра Алексеева. Этот трёхтомник всегда стоил достаточно дорого как в антикварно-букинистических галереях, так и на аукционах. Например, в июне 1997 года на аукционе «Сотбис» за него было заплачено 11 550 фунтов стерлингов или 18 860 долларов США. Названные книги - лишь десятые доли одного процента от общего массива французских книг с рисунками русских художников, вышедших в 1920-1940-е годы. Многие из них навсегда вошли в мировой золотой фонд иллюстрированной книги и историю книгопечатания ХХ века. Выставка «Рандеву. Русские художники во французском книгоиздании» и одноимённый альбом будут презентованы на российском стенде на 30-м Парижском книжном салоне.
www.fapmc.ru

© 2007–2009 Журнал «Про Книги»
Интернет сайт www.aboutbooks.ru создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.