Транснефть

Про книги в России



18 декабря 2013 года
ПРИЗРАК НИКОЛАЯ РУБАКИНА
Светлана быстро провела нас по узкой лестнице, затем отворила дверь, и мы оказались в большом, хорошо освещенном зале с видом на Кремль. Впрочем, никого кроме нас в этот поздний час здесь не было.

На столах с книгами и журналами учета, на полках стеллажей, на окнах сиротливо сидели и лежали разнообразные мягкие игрушки - слабость библиотекарей главного книжного хранилища страны.

Но и здесь мы не задержались. Светлана уже открывала дверь в святая святых пятнадцатого этажа, где хранились книги из собрания библиофила и книговеда Николая Рубакина, завещавшего свою библиотеку «Ленинке».

Добрый дух

Наша группа, состоящая из десятка журналистов, удостоилась чести пройтись по хранилищу Российской государственной библиотеки в первую библионочь, которая теперь, возможно, станет постоянной. Увидеть все огромное хранилище — уже большая удача. А уж ночью, когда везде тихо, лишь изредка слышны скрипы, да мерцают разноцветные огоньки - подсвечивающие таблички...

И вот мы входим в дверь. Светлана, которую нам дали в сопровождающие, зажигает свет между рядами стеллажей, и взгляд почти сразу упирается в портрет.

- Это знаменитый литератор и публицист Николай Александрович Рубакин, - уточняет для нас Светлана. - Перед смертью в 1946 году он завещал все свои книги библиотеке имени Ленина, куда потом переселился и его дух.

Мы начинаем переглядываться. Конечно, многие слышали, что в библиотеках водятся призраки. Но чтобы сам библиотекарь про это заговорил...

А Светлана нисколько не смущаясь продолжает.

- В библиотеке все знают, что в хранении обитает призрак Николая Рубакина. По ночам, когда этажи закрываются на ключ и запечатываются сургучными печатями, ночные дежурные слышат, как кто-то ходит. Отчетливо слышны шаги и шорохи. Возможно дело в том, что в своем завещании Рубакин указал, что всю свою личную коллекцию (а это 75 000 книг) он завещает Библиотеке имени Ленина. После его смерти так и сделали. Только вместе с книгами привезли урну с его прахом и некоторое время она хранилась здесь же. Вот на этом столике рядом с портретом. Потом урну с прахом захоронили на Новодевичьем кладбище, а дух остался охранять книги.

Светлана заверила нас, что дух — добрый. Если не удается найти книгу, нужно попросить помощи у Рубакина, и книга найдется.

А потом улыбнулась, в глазах появился хитроватый блеск и выдала: «А еще он очень любит пугать и проверять молодых сотрудниц. Придет девушка — у нас же контингент в основном женский — вот он ее и проверяет, когда никого нет. То книгу на пол сбросит, то стукнет чем-нибудь об стеллаж, то вы вдруг почувствуете ветерок от прошедшего рядом человека. Заигрывает, наверное».

Говорят, что иногда призрак книговеда появляется и в читальном зале. Блюдет свое собрание, да и просто за порядком смотрит.

Ведь личная коллекция на то и личная. На каждой книге стоит экслибрис Рубакина, есть пометки карандашом на полях, загнутые страницы и просто ощущение, что человек не просто читал, а оставил в книгах часть себя: мысли, переживания.

Как говорят пожилые библиотекари, если попросил помощи у Рубакина, нужно просто ждать и не подавать никаких звуков. Да и вообще стараться не поднимать голову. Когда в полной тишине в пустом читальном зале раздаются шаги, важно уткнуться в книгу, иначе Рубакин обидится и не будет помогать в поисках.

Нам в ту ночь Николай Александрович не показался. Видимо, понимал, не за тем пришли...

Через полгода я снова оказался в хранилище. И опять мне рассказали историю о призраке Рубакина. Уже другая девушка. И мне показалась, что Рубакин с ней общался, причем совсем недавно. Уж больно подробно она все рассказывала и периодически поглядывала в сторону одного из стеллажей. Как-будто именно там встретила или увидела что-то.

Тайна старой книги

Премьер-министр России Петр Столыпин часто покупал книги. Библиотека у него была богатая. Существует легенда, что во время одной из поездок по стране он зашел в книжную лавку, продавцом в которой работал седой старик.

Он предложил Столыпину купить небольшую книгу в темном кожаном переплете. Книга приглянулась и была куплена. По воспоминаниям адьютанта Столыпина генерала Замятина, его шеф потом постоянно перечитывал эту книгу и почти никогда с ней не расставался. Через месяц после визита в книжную лавку на Столыпина было совершено первое покушение, чуть позже – второе.

Адъютант Столыпина сделал предположение, что начавшаяся охота на его шефа и книга как-то связаны. Он несколько раз предпринял попытку уговорить шефа избавиться от книги, но безрезультатно. Столыпина пытались убить 11 раз. Последнее покушение удалось. Убийца сумел пройти через все посты охраны в Киевском драматическом театре. Его не проверили на наличие оружия, и Дмитрий Богров во время антракта произвел два смертельных выстрела в премьера.

А книга перешла к Николаю Рубакину. Секретари Столыпина рассказали ему свою версию событий, и коллекционер решил разгадать тайну томика в кожаном переплете. Он сделал предположение, что Столыпину продал книгу сам автор. Портрет на обложке полностью совпадал с описанием того человека, который предложил чиновнику купить старинное издание. Но если судить по дате его рождения и смерти, указанных на обложке, он должен был быть мертв уже два с половиной века.

Столыпин купил репринт енохианских ключей, которые содержат тексты, излагающие основы всех религиозных течений. Это пример некоего договора с темными силами. По мнению тех, кто в них верит, без специальных ритуалов даже открывать такие книги нельзя. Иначе последствия будут непредсказуемы и пагубны для владельца. Говорят, что книга так и осталась в коллекции Рубакина, а позже попала в «Ленинку».

Вот ее-то и охраняет теперь призрак Рубакина.

Книговед

Знаменитый литератор и публицист, популяризатор книги Николай Александрович Рубакин основал не одну библиотеку.

Он родился 1 (13) июля 1862 года в купеческой семье в Ораниенбауме. Отец его был городским гловой.

Юноша окончил Петербургский университет, пройдя курс обучения одновременно на трех факультетах — естественном, историко-филологическом и юридическом. В качестве члена и секретаря комитета грамотности, Рубакин был в числе первых, положивших начало оживлению этого долго дремавшего учреждения. Ему же принадлежит инициатива учреждения при педагогическом музее особого отдела для самообразования.

Он руководил издательскими фирмами Поповой, Сытина и товарищества «Издатель». И параллельно изучал самого читателя, посвятив этой теме не одну научную работу. Он составил сначала «Программу по исследованию литературы для народа» (1889), а затем вступив в обширную корреспонденцию с лицами, отозвавшимися на программу. Это дало Рубакину материал для докладов и статей, изданных отдельно под заглавием: «Этюды о русской читающей публике».

Рубакин был участником революции 1905—1907 годов, и с 1907 года жил в Швейцарии, где собрал уникальную русскую библиотеку, постоянно пополнявшуюся книгами, выходившими в России.

Затем он вернулся, снова занимался любимым делом и даже возглавил институт библиопсихологии— науки о восприятии текста. Автор книги "Психология читателя и книги". Разрабатывал идеи Эмиля Эннекена, автора "Эстопсихологии". Его идеи широко используются в психолингвистике.

Но в итоге он опять уехал в Швейцарию, в Лозанну, где и умер в 1946 году.

По завещанию его похоронили в Москве. Хотя он и жил в эмиграции, душой всегда оставался в России, и советская власть тоже была к нему лояльна.

Его литературное и научное наследие огромно: 280 книг и брошюр, свыше 350 журнальных публикаций.

Секреты Ваганьковского холма

Стоит вспомнить, что Российская государственная библиотека изначально поселилась в Пашкове доме, пока не были построены новые корпуса.

Считается, что под домом Пашкова проходили подземные ходы в Замоскворечье, к Храму Христа Спасителя и в Кремль. Когда в конце прошлого века там начали делать капитальный ремонт, то обнаружили странный 25-метровый колодец. Любители тайн и старины сделали предположение, что он может привести к пропавшей библиотеке Ивана Грозного. На поиски даже нашлись деньги. Но довольно скоро экспедиция сошла на «нет». А судьбы исследователей мистическим образом стали меняться в худшую сторону, пока они не бросили свою затею.

Колодец был затоплен водой. Считалось, что знающий человек, нажимал на специальный камень, и вода освобождала дорогу.

Нечто подобное рядом обнаружили в 30-е годы метростроевцы. Но ни им, ни археологам не дали возможность исследовать подземные ходы. Не удалось раскрыть тайну и археологу Стеллецкому: целые ступени в подземный ход за ночь оказались разбиты и обвалены. Кто это сделал — неизвестно и сегодня. Высказывались версии, что здесь была не библиотека, а пыточная Ивана IV, что это вход в подземную Москву, что здесь была устроена водонапорная башня, питавшая фонтаны Пашкова дома. А все пути закрываются сами собой из-за наложенного Софьей Палеолог проклятья. Это она преградила путь всем ищущим книжные сокровища Ивана Грозного.

Да и сам холм в Вальпургиеву ночь притягивает всю нечисть.

Не случайно в доме Пашкова одно время собирался кружок мистически настроенных дам. Они проводили спиритические сеансы и общались с духами. Но по странному стечению обстоятельств через год не осталось ни одной из участниц этого кружка.

Наверное, поэтому и Михаил Булгаков перенес Воланда на крышу Пашкова дома. В романе он представляется специалистом, приехавшим разобрать рукописи чернокнижника Герберта, хранящиеся в Государственной библиотеке. По легенде, Герберт Аврилакский, будущий папа Сильвестр II выиграл папство в кости с самим дьяволом. Он был большим специалистом по черной магии и умирая попросил разрубить тело на части, чтобы оно не досталось дьяволу. А, возможно, дьявол сам разорвал его.

Пашков дом

Главный дом городской усадьбы капитан-поручика лейб-гвардии Семеновского полка Пашкова был построен в 1784-1787 годах известным архитектором Василием Баженовым (в комплекс зданий также входили флигели, манеж, конюшня и ограда). Москвичи называли его «волшебным замком на холме». Дворец был окружён парком, прудом и фонтанами. Но, как мы уже не раз говорили, Баженов был масоном и впал в немилость императрицы. Поэтому и дом строился, якобы, другим архитектором. А по легенде и стоит он спиной к Кремлю из-за обиды Баженова. Но это, конечно, уже не проверишь.

Дом Пашкова сильно погорел в 1812 году во время нашествия Наполеона на Москву, но к 1817 году его восстановил архитектор Осип Бове. Пришедший в запустение, в 1839 году он был куплен казной у потомков Пашкова для нужд Дворянского университета. Затем в нем размещалась мужская гимназия. А в 1861 году открылся Румянцевский музей (на основе собраний графа Николая Румянцева, переведённых из Санкт-Петербурга) и Публичная библиотека при нём. Таким образом, Пашков дом стал первым общедоступным публичным музеем Москвы, в котором был собраны коллекции живописи, скульптуры, книг, рукописей, монет, этнографический отдел.

К 1900 году в фондах Румянцевской библиотеки насчитывалось свыше 700 000 томов книг. После революции, в 1924 году Румянцевский музей был расформирован, была оставлена только Государственная публичная библиотека. В 1928-1930 годах начинается строительство новых корпусов библиотеки имени Ленина (архитекторы Щуко и Гельфрейх), которое полностью завершилось лишь к 1960 году.

В середине 1930-х при расширении Моховой улицы была снесена ограда дворца и вырублен сад. В 1986 году при строительстве станции метро «Боровицкая» осел фундамент дома Пашкова, потрескались его перекрытия. Здание было на грани разрушения.

Восстановительные работы начались в 1988 году и продлились до 1995-го, когда кончились деньги. Повторная реставрация началась в 2003 году. И дом начал новую жизнь. Правда его призраки, если и перебрались в новое здание, далеко все равно не уходят. Уж больно место мистическое. И кто знает. Что нам еще преподнесет и этот дом, и его обитатели...

Олег Фочкин
Вечерняя Москва

© 2007–2015 Журнал «Про Книги»
Яндекс.Метрика