Про книги в России



15 сентября 2008 года
ОХОТНИКИ ЗА ФОЛИАНТАМИ
В двухтысячные, когда бизнес-элита потянулась к высокому, возник спрос на дорогие антикварные книги с хорошим переплетом. И капитаны антикварного бизнеса триумфально шагнули на сцену.
Подобно всем прочим капитанам они вышли из советских недр, как из пены морской. Но если прежде антикварщики составляли замкнутую группу и работали на коллекционеров-профи, то теперь рассчитывали на состоятельных людей, желающих стать знатоками, вложить в уникальный фолиант частичку души и капиталов. И не напрасно рассчитывали: книжный антиквариат вошел в моду. В этот момент и приобрел известность журнал о библиофильстве и книжном антиквариате. С неброским названием "Про книги". С хорошей тисненой обложкой, фотографиями книжных редкостей и, что особенно радует, толковыми материалами. Кстати, лет десять назад мне доводилось наблюдать несколько охотничьих журналов для энтузиастов из бизнес-элиты и высшей бюрократии. При большом количестве сведений о моделях ружей и породах собак издания эти тянули в лучшем случае на карманную энциклопедию. Статьи были ниже уровня критики... Библиофильство - тоже охота, да еще какая. Однако с журналом "Про книги" дело обстоит совсем по-другому. Редакционный совет во главе с Михаилом Сеславинским, коллекционером и библиофилом, редколлегия сделали журнал по-хорошему концептуальным и литературным. Каждая статья - увлекательный экскурс в историю книжного дела. Любой материал засасывает читателя, даже лишенного коллекционной жилки. Тут есть советы и правила для охотников за раритетами - не важно, на уровне рядового "Букиниста" или аукциона "Сотби". История книг, их собирателей, переплетчиков. Во втором номере журнала за этот год - всего их будет четыре - рассказ об Анатолии Тарасенкове, о котором Самуил Маршак писал: "...Редактор, критик, переплетчик, в шкафу устроивший музей". Тарасенков, гениальный переплетчик и обладатель крупнейшего собрания поэтических сборников ХХ века, автор библиографического труда "Русские поэты XX века", вынужден был всю жизнь охранять свое богатство от недоброго ока властей. А значит - прислуживать, обличать кого-то (к примеру, Заболоцкого) за "неправильные" художественные методы. С другой стороны, он же давал приют гонимой Марине Цветаевой после ее возвращения в СССР. Поэты с ним ссорились, но все прощали - за подвижничество...
А вот статья "Книголов или неделя во Всемирной паутине". Настоящие "записки охотника"! Читая их, понимаешь, что сегодня редкая книга стала роскошью не меньшей, чем Шагал на стенке. Знаком состоятельности и культурных запросов. Вот и ищут энтузиасты днем с огнем. Острожскую Библию Ивана Федорова или "Памятники отреченной русской литературы" Николая Тихонравова. Цены на некоторые экземпляры доходят до 100 тысяч фунтов стерлингов и более. Их с успехом продают на европейских аукционах.
Для тех, кто готов туда отправиться, - подробнейший материал "Русская тема" аукционных домов Европы". Здесь же - очерки о гравюрах, о переплетах, об одесской букинистике (последний вполне аутентичен - написан с характерным юмором).
Иными словами, хочешь быть библиофилом - стань им. Было бы желание и средства на этот, без преувеличения, каприз художника.
Евгений Белжеларский
www.itogi.ru

© 2007–2009 Журнал «Про Книги»
Интернет сайт www.aboutbooks.ru создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.