Книжный аукцион

Содержание журнала



Журнал «Про книги», №2, 2008, стр. 101.

Интервью с Игорем Горбатовым
«БЕЗ АНТИКВАРНОГО БИЗНЕСА У МЕНЯ БЫЛА БЫ СЕРАЯ, УНЫЛАЯ И НЕ ИНТЕРЕСНАЯ ЖИЗНЬ…»
Антикварный бизнес — территория достаточно закрытая и избегающая публичности. Но именно эта закрытость и привлекает всеобщее внимание. Антикварная торговля подсказала сюжеты для создания множества фильмов и книг.  Чтобы ещё немного приоткрыть эту завесу таинственности для наших читателей, мы предлагаем сегодня интервью с одним из наиболее известных московских антикваров Игорем Семёновичем Горбатовым.
Про книги («ПК»): Игорь Семёнович, как Вы пришли в торговлю антикварной книгой? Было ли это призванием или случайностью?
Игорь Горбатов (И.Г.): Когда я учился в девятом классе школы, мне на глаза попалась книга А. Блока, где я прочёл строки, которые меня тогда очень впечатлили: «А я склонён над грудой книжной, высокий, сгорбленный старик…». Слова эти надолго запали в мою душу. Я думал, как должно быть прекрасно провести жизнь среди книг, и представлял себя в роли героя этого произведения Блока.
Я всегда любил читать и читал много. Через несколько лет случайно попал в первый раз на книжный рынок. Тогда он располагался у памятника Ивану Фёдорову. Надо сказать, что продавать книги с рук тогда считалось делом подсудным. Технология продажи или обмена была следующей: в руках книгопродавец держал портфель, в котором лежало несколько книг, а за лацкан пальто или пиджака вкладывалась одна из книг таким образом, чтобы её можно было рассмотреть. Таких смельчаков всегда собиралось от 50 до 100 человек. К сожалению, другой возможности приобрести интересующую литературу или произвести обмен у большинства людей не было. Сдать книгу можно было и в букинистический магазин, но вот купить что-то стоящее без блата и доступа в кабинет товароведа было практически невозможно.
У моего отца была неплохая библиотека. Будучи инженером, он всегда много читал и покупал книги. Понять систему коллекционирования было для меня не сложно. Я начал собирать свою библиотеку, исходя из художественной ценности изданий. Активно собирая и меняя ниги, понял, что за один экземпляр зачастую можно получить 5–10. Было очевидно, что если «голова варит», то и без достаточно серьёзных средств можно составить хорошее книжное собрание, оставляя у себя одну самую интересную книгу и продавая остальные 4–5 книг, которые с лихвой окупали покупку этой одной.
Надо сказать, что тогда я собирал только современные издания. Однако вскоре мне стали попадаться и старинные. И, конечно же, я сразу сообразил, что одна редкая антикварная книга может стоить столько же, сколько новое издание целого собрания сочинений. Сначала я начал собирать определённых авторов, потом иллюстрированные издания. Чтобы хорошо разбираться в своих покупках, приходилось читать много библиографической литературы. Когда собираешь старые книги, то становишься вечным студентом. Те, кто этого не понимает и не следует данному принципу, книги антикварной не знают и быстро остаются позади. Таких случаев некомпетентности было на моей практике много. Например, при мне в Дом книги на Калининском проспекте один человек принёс первую книгу Л.Н. Толстого «Военные рассказы» 1856 года издания. Товаровед, когда услышала, что опять принесли Толстого, замахала руками и сказала, что им такого «добра» больше не надо. Я, конечно, купил книгу за несколько рублей, и человек был счастлив. Некомпетентность же товароведа лишила магазин прибыли в 300–500 рублей по ценам того времени.
Полностью материал читайте в журнале «Про книги» №2, 2008.
Подписка на журналПодписка на журнал «Про книги»
© 2007–2012 Журнал «Про Книги»