Транснефть
Книжная лавка

Содержание журнала



Журнал «Про книги», №2, 2016, стр. 76.

Савченко С.А.
АВТОГРАФЫ - ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ БИБЛИОФИЛА. ПИСЬМО ИЗ ПРОВИНЦИИ.

Автограф… Роскошь переплета, очарование гравюры, аромат старой бумаги – все это не идет ни в какое сравнение с автографом на желанной книге. Читаешь автограф – ощущаешь себя сверхчеловеком. Я знаю судьбу автора и адресата, какими были и какими будут их отношения, я даже знаю, когда они умрут… Роман Тименчик где-то сказал: «Я могу рассказать поэту что-то, чего он не знает о себе сам» (цитирую по памяти). Так и каждый библиофил, глядя на свой книжный бриллиант, мысленно рассказывает автору то, чего тот о себе не знает. Я оборачиваюсь к шкафам и беру с полки книгу. Переплет эпохи, начало XIX века. На корешке помещены название – Лирические сочинения В. Капниста – и четыре золоченые лиры, сюжетно перекликающиеся с темой фронтисписа. Книга издана в 1806 году, напечатана в одной из лучших типографий того времени Ф. Дрехслера и украшена фронтисписом «Амур, подносящий лиру Минерве» и шестью гравюрами в тексте работы Сандерса, выполненными по рисункам художников Шустова и Иванова (два рисунка). Н.П. Смирнов-Сокольский писал о ней: «Второе прижизненное собрание сочинений Василия Капниста, украшенное чудесными гравюрками. Любители русских иллюстрированных изданий всегда относили этот томик к лучшим иллюстрированным книгам начала девятнадцатого века». Кстати, Николай Павлович говорит о пяти виньетках в тексте, а в моем экземпляре их шесть. У книги круговой крашеный обрез и редкое для того времени ляссе.

… Мне нужно сделать несколько шагов, чтобы перенестись через сотню лет в Серебряный век русской литературы, который опалил крылья не одному поколению советских библиофилов, а теперь и нашему постсоветскому потомству. У меня в руках томик: Борис Пастернак «Сестра моя жизнь. Лето 1917 года». Книга издана в Москве З.И. Гржебиным в 1922 году, известна любому начинающему книжнику. Тираж 1000 экземпляров, доступна для покупки и сегодня сразу в нескольких магазинах страны. Экземпляр в родных обложках, не обрезан, портит его только приклеенный на обороте передней обложки мой довольно крупный «совиный» экслибрис работы Николая Шамрила 1971 года, портит потому, что на нем мои имя и фамилия, а справа весь авантитул с двух сторон заполнен незабываемым, летящим почерком великого поэта: «Анне Ахматовой, поэту – товарищу по несчастью...». Открывая эту книгу, я чувствую себя ее недостойным владельцем, как и первый адресат пастернаковского автографа. На титуле: «Милой Лидии Яковлевне Рыбаковой на вечное хранение от недостойной собственницы этой книги. Анна Ахматова. 1926. 15 апреля». Современное ахматоведение напоминает минное поле, по которому можно идти, если тебя ведут, крепко держа за руку, или строго в строю, где шаг влево, вправо считается за побег... Поэтому преодолеваю свои эмоции и желание комментировать, всегда охватывающие меня при взгляде на этот книжный бриллиант.

… И еще об одной якобы уничтоженной книге. В 1995 или 1996 году петербургский книжник и активный дилер Герман Ф. сказал мне, что ему срочно нужен «Фарфоровый павильон» Гумилева 1918 года в любой сохранности. «Фарфоровый павильон» книга частая, совсем не его уровень, и я удивился: «Зачем?» – «Да вот, надо расплести экземпляр с двойным автографом, будет у меня две книги с автографами Гумилева». Я впал в ступор, но все-таки спросил, сколько он хочет за книгу, если ее не расплетать и не делить. Озвученная цена оказалась раз в пять выше уровня тогдашних цен на автографы Гумилева, но книга мне показалась настолько любопытной, что мы вступили в переговоры. Герман – это все-таки не Саша Румянцев, и с тех пор книга на моей полке. Скромный картонный переплет, обложки внутри сохранены. На титуле: «Дорианне с ея скрипкой первые стихи. Н. Гумилев». На незапечатанном обороте авантитула слева автограф знаменитейшего стихотворения из цикла к «К синей звезде»
Полностью материал читайте в журнале «Про книги» №2, 2016.
Подписка на журналПодписка на журнал «Про книги»
© 2007–2015 Журнал «Про Книги»
Яндекс.Метрика