Транснефть
Книжная лавка

Содержание журнала



Журнал «Про книги», №2, 2016, стр. 56.

Молодяков В.Э.
БРЮССЕЛЬСКАЯ ПУШКИНИАНА КНЯЖНЫ ШАХОВСКОЙ

Столетие смерти Пушкина в начале 1937 года отмечалось не только в СССР, но русскими людьми по всему миру. Отмечалось пышно и значительно. В формуле «наше всё» акцент делался на слове «наше» – борьба за то, чей поэт Александр Пушкин, достигла апогея. На одном полюсе – «Наследие Пушкина и коммунизм» Валерия Кирпотина, на другом – «Певец империи и свободы» Георгия Федотова.

Как отметила пушкинский юбилей Зарубежная Россия, можно узнать из интересного двухтомника, но в него вошли только материалы на русском языке. Старшее поколение эмигрантов, принесшее любовь к Пушкину, культ Пушкина из России, воспринимало его прежде всего как национального гения, а потому говорило и писало о нем по-русски. «Пушкина Россия сделала величайшим из русских людей, но не вынесла на мировую арену, не отвоевала ему место рядом с Гете, Шекспиром, Данте, Гомером – место, на которое он имеет право по внутреннему значению своей поэзии», – констатировал в юбилейные дни Дмитрий Мережковский . «Никто из них (иностранцев – В.М.) не сомневается в том, что русская литература всемирна, и никто не знает Пушкина, – писал он десятилетием раньше. – И мы предчувствуем, что сколько бы ни объясняли, ни открывали его иностранцам, он все-таки останется для них закрытым, запечатанным семью печатями… Это солнце России для мира еще не взошло» .
Полностью материал читайте в журнале «Про книги» №2, 2016.
Подписка на журналПодписка на журнал «Про книги»
© 2007–2015 Журнал «Про Книги»
Яндекс.Метрика